Зачем Махлаям остановка «Томета»?


Согласно поступающей с ПАО «Тольяттиазот» информации, скрывающиеся за рубежом от правоохранительных органов Владимир и Сергей Махлаи, намерены с 21 октября на неопределенный срок полностью остановить производство метанола на ООО «Томет».
Зачем Махлаям остановка «Томета»?
СМИ уже не первый месяц сообщают о начатой ТоАЗом процедуре банкротства «Томета», соответствующее заявление в суд «Тольяттиазот» подал в сентябре 2020 года. Однако неизвестно, на каком основании у ТоАЗа возникли права требовать банкротства «Томета». Целью всего плана может быть дискредитация правоохранительных органов и суда, который вынес владельцам «Тольяттиазота» обвинительный приговор по уголовному делу о мошенничестве в особо крупном размере, а главное – продолжение расхищение активов «Тольяттиазота».

О том, что в этом деле о банкротстве не все чисто, говорят сами истории ТоАЗа и «Томета», неразрывно связанные между собой. Были опубликованы документы, согласно которым с 2005 по 2010 год без одобрения совета директоров и втайне от миноритарных акционеров из ТоАЗа в «Томет» был выведен агрегата аммиака №7, самый исправный и современный из всех. Были заключены несколько сотен сделок, каждая из которых сама по себе не вызывала подозрений, и в итоге 16 зданий и сооружений, а также 500 единиц производственного оборудования были проданы менее чем за 100 млн руб. при реальной рыночной стоимости не менее 10 млрд руб. Таким же образом из ТоАЗа в 2010 г. было незаконно выведено метанольное производство — установку мощностью в 450 тыс. т в год вместе с земельным участком за бесценок вывели все в тот же ООО «Томет» за 132 млн руб. В результате этих афер акционеры ТоАЗа понесли ущерб на миллиарды рублей. Сейчас обстоятельства вывода активов из ТоАЗа в «Томет» расследуются в рамках уголовного дела, возбужденного по ч. 3 ст. 210 УК РФ – организация преступного сообщества или участие в нем.

Интересно упомянуть, что «Томет» принадлежит гонконгскому офшору Triumph Development Limited, контролируемому швейцарцем Эндрю Циви, который вместе с Махлаями владеет мажоритарным пакетом ТоАЗа и является одним из ключевых организаторов и бенефициаров нелегальных финансовых схем вывода денежных средств завода. Да, тот самый Циви – один из фигурантов уголовного дела о мошенничестве и один из солидарных ответчиков по делу, которому в приговоре Комсомольского районного суда Тольятти отведено немало места. Иными словами, продавая тайком активы ТоАЗа «Томету», Махлаи-Циви фактически продавали их самими себе, что говорит о нелегальном характере сделки.

Напомним, Комсомольский районный суд Тольятти 5 июля 2019 года признал Владимира и Сергея Махлая, бывшего гендиректора ТоАЗа Евгения Королева, а также их партнеров, граждан Швейцарии Эндрю Циви и Беата Рупрехта, виновными в мошенничестве в особо крупном размере и обязали вернуть ТоАЗу выведенные с него 77 млрд руб. и еще 10 млрд руб. вернуть его миноритарным акционерам, пострадавшим в результате аферы. Приговор вступил в законную силу 26 ноября 2019 года.

Но скрывающиеся за рубежом Махлаи и прячащийся за их спинами Эндрю Циви не признали свою вину и возвращать похищенное отказались. Вместо этого они предпочли обвинить во всех бедах АО «Уралхим», миноритарного акционера ТоАЗа. Ведь именно по заявлению «Уралхима» СК РФ в 2012 году возбудил уголовное дело о мошенничестве на ТоАЗе, которое завершилось обвинительным приговором в адрес Махлаев. Теперь, очевидно, «Уралхим» пытаются обвинить не только в том, что Махлаи выводили с ТоАЗа прибыль в офшоры, но и в остановке производства на «Томете».

Тем не менее в этом плане есть несколько весьма заметных нестыковок. Во-первых, «Уралхим» назначен судом взыскателем ущерба в пользу «Тольяттиазота». В уголовном деле о мошенничестве фигурируют в общей сложности 20 гражданских ответчиков, среди которых и «Томет», и в интересах взыскателя денежных средств – не банкротить фирму и не останавливать производство, а предотвратить расхищение имущества и добиться возмещения ТоАЗу в сумме 77 млрд рублей, в адрес самого миноритария – 10 млрд рублей.

Во-вторых, сам факт существования некоего самостоятельного производства на «Томете» вызывает большие сомнения. Из представленных в арбитражный суд документов следует, что все свое оборудование фирма сдает в аренду ТоАЗу, и работают на нем тоже рабочие ТоАЗа. Да и угрозы оставить всю Россию без метанола выглядят несколько преувеличенными – «Томет» выпускает 860 тыс. тонн в год или 19% всего метанола в России, из которых лишь менее половины продается на внутреннем рынке. Если производство на «Томете» действительно по какой-то причине необходимо будет остановить (например, чтобы наконец отремонтировать аварийно опасное оборудование), выпадающие объемы легко заместят находящиеся неподалеку производители аналогичной продукции, например, «Аммоний» из Татарстана.

Таким образом, ООО «Томет» является лишь юридической оболочкой, под которой находится часть производственных фондов «Тольяттиазота», под которой работает персонал «Тольяттиазота», и которая формально «Тольяттиазоту» не принадлежит. Интересно, будет ли означать остановка «Томета» перевод части работников «Тольяттизаота», обслуживающих производство метанола в простой? Или их вообще уволят?

Одним словом, сами Махлаи и Циви являются сценаристами и организаторами спектакля с остановкой производства на «Томете», поскольку сами же и заинтересованы в нем. Причем роли в этом спектакле они пытаются расписать по собственному хотению и в соответствии с преследуемыми ими целями – скрыться от возмездия, избежать необходимости возмещения ущерба и попытаться в мутной воде успеть еще что-то себе отхватить

Скандал вокруг «Томета» не только выглядит, но и по сути является искусственно раздутым, как будто кто-то намеренно хочет пустить общественности пыль в глаза. Но если отбросить эмоциональную составляющую вопроса, то в этом деле остается лишь одна сторона, которой может быть выгодно банкротство «Томета» – сами Махлаи. В случае успеха это помогло бы им не только замести следы преступлений прошлых лет, но и еще раз украсть уже однажды украденные активы и спрятать их в еще каком-то офшоре. А в самом банкротстве можно обвинить миноритариев, которым зачем-то понадобилось останавливать производство, увольнять сотрудников, создавать социальную напряженность в Самарской области и лишать Россию метанола. Перекладывание ответственности и социальный шантаж давно стали публичным почерком Махлаев в деле решения многих своих проблем.

0