В горадминистрации Тольятти связали регулярные возгорания на «Фосфоре» с растаскиванием металла


Вечером 17 июля на площадке бывшего предприятия «Фосфор» произошел крупнейший за последние годы пожар, начавшийся с заурядного происшествия: в бывшем цехе загорелась бочка с фосфоршламом. Казалась бы, банальная ситуация: бочку можно было просто засыпать песком, как это обычно делается, и огонь бы погас. Однако по непонятным причинам пламя стало быстро распространяться, охватив более 200 кв. метров, что повлекло многочасовую битву со стихией с частичным задымлением Центрального района и эвакуацией персонала предприятий, находившегося на промышленной площадке.

В горадминистрации Тольятти связали регулярные возгорания на "Фосфоре" с растаскиванием металла

Почему возгорания в принципе происходят, что называется, в рутинном режиме? Дело как в особенностях самих отходов «Фосфора», так и в злонамеренных действиях отдельных личностей. По крайней мере, так считают в горадминистрации Тольятти. Так, Игорь Ладыка, первый заместитель главы Тольятти, сообщил корреспонденту «Площади свободы» следующее:

— Достаточно длительное время этот фосфоршлам находится в металлических емкостях. Металл, находящийся под воздействием фосфора, то есть агрессивной среды, подвержен коррозии. Поэтому бочки и другие емкости коррозируют, появляются микротрещины, трещины, вещество выходит и происходит возгорание. Фосфор при температурах под 50 градусов имеет свойство самовоспламеняться. Кроме того, есть ряд фактов, по которым администрация Тольятти обращалась в УМВД города, и я знаю, что мероприятия проводятся. Это факты физического вскрытия данных емкостей. В емкостях много металла – соответственно, кто-то их режет. Более предметно пояснять не буду, дабы не вмешиваться в производство оперативных мероприятий. Но есть в том числе и человеческий фактор. Люди режут емкости, которые падают, опрокидываются, вещество высыпается, песок разбрасывают, поэтому происходят возгорания. Что касается угрозы для здоровья человека, то продукты горения при взаимодействии с водой и воздухом образуют фосфорную кислоту, которая при высоких концентрациях, конечно, оказывает негативное воздействие на органы дыхания человека.

В свою очередь Сергей Анташев, глава городского округа, рассказал, почему окончательно закрыть вопрос долгие годы не получается, однако работа все-таки ведется:

— Почему Тольятти не вошел в программу ликвидации опасных отходов? Во-первых, поменялись правила игры. Назначен региональный оператор по ликвидации отходов первого класса опасности. Для того чтобы войти в реестр и участвовать в федеральной программе, нам необходимо сделать описание отходов. На эту работу нам выделены средства областного бюджета, и подрядчик (СамГТУ. – Прим.ред.) сейчас этим занимается. Работа должна быть завершена в ноябре 2020 года. Далее мы должны попасть в реестр, после чего регоператором будет разработан проект ликвидации и произойдет сама ликвидация. По предварительным расчетам, на это требуется от 600 млн до 3 млрд рублей. Но с каждым пожаром ситуация меняется. Одно дело вывозить чистый фосфор, другое – шлам, пересыпанный песком и перемешанный, – стоимость разная. Поэтому все зависит от ситуации.

0

Оставить Комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Максимальный размер загружаемого файла: 6 MB.
Вы можете загружать: изображение, аудио, видео, документ, электронная таблица, интерактивный, текст, архив, другое.
Ссылки на YouTube, Facebook, Twitter и другие сервисы, вставленные в текст комментария, будут автоматически встраиваться.