Станет ли гендиректор ТоАЗа Дмитрий Межеедов новым Александром Поповым?


Два года назад Дмитрий Межеедов стал гендиректором «Тольяттиазота» и главным доверенным лицом скрывающихся за рубежом владельцев завода Сергея и Владимира Махлаев. Произошло это в переломный для Махлаев момент, когда сами они находились на грани осуждения за многомиллиардные хищения на ТоАЗе. Кроме того, в 2019 году, незадолго до приговора Махлаям по делу о хищениях, был арестован председатель правления принадлежащего Сергею Махлаю Тольяттихимбанка Александр Попов. По списку предъявленных ему обвинений можно создать довольно подробное представление о том, какую роль играл Попов в криминальной империи Махлаев: дача взятки в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 291 УК РФ), организация и участие в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ), мошенничество (ст. 159 УК РФ) и неуплата налогов (ст. 199 УК РФ). В группировке Махлая Попов отвечал за отмывание и обналичивание выведенных с ТоАЗа средств, уклонение от налогов, а также вел «черную кассу» из отмытых денег, которые шли на взятки чиновникам, судьям и сотрудникам правоохранительных органов. Арест столь важной фигуры означал, что кто должен был заняться управлением теневыми финансовыми потоками.

Станет ли гендиректор ТоАЗа Дмитрий Межеедов новым Александром Поповым?

Фото с сайта toaz.ru

И Дмитрий Межеедов, назначенный гендиректором ТоАЗа почти два года назад, оказался именно таким человеком. Он успел изрядно поднатореть в разработке и реализации схем вывода прибыли с ТоАЗа еще до того, как занял на химкомбинате высший руководящий пост: с 2012 года он был директором по корпоративному управлению и контролю ТоАЗа. А после назначения в кресло директора и вовсе вывел этот процесс на качественно и количественно новый уровень.

Недавно ТоАЗ опубликовал финансовые результаты за 2020 год по РСБУ, и выяснилось, что за прошедший год чистая прибыль завода рухнула в 4,4 раза (!), составив всего 1,25 млрд руб. Трудовой коллектив в конце года остался без тринадцатой зарплаты, а вот сам Межеедов, получающий более 100 млн руб. в год, не забыл выписать премии себе и другим членам совета директоров. Сумма вознаграждения пятерых членов составила 1,14 млрд руб. Добавим к этому 1 млрд руб., выплаченных управляющей компании ЗАО «Корпорация «Тольяттиазот», и окажется, что за 2020 год завод заработал почти вдвое меньше, чем выплатил топ-менеджерам во главе с Межеедовым.

Но хозяева ТоАЗа платят Межеедову высокие гонорары не за финансовые показатели завода, а за организацию скрытого (а порой и малоприкрытого) вывода прибыли по самым разным каналам. Даже схема с трансфертным образованием, которая и легла в основу уголовного дела о мошенничестве, по которому осудили Махлаев, усилиями Межеедова ныне живет и здравствует в слегка переформатированном виде.

Одним из главных каналов вывода средств с ТоАЗа сегодня являются фиктивные строительные подряды. Главным подрядчиком по строительству на заводе является ООО «МСА-Строй», от него деньги для легализации перераспределяются через карманные помоечные фирмы, которых в разное время было много: ООО «Эдем», ООО «МАИР», ООО «Каскад», ООО «ССТ», ООО «Перспектива», ООО «Интер» и др. Далее миллионы долларов аккумулируются на счетах турецкой фирмы «Тарсу», также хозяйничающей на ТоАЗе (к ней мы еще вернемся), а затем переправляются на личные счета и офшоры Махлаев.

Схема их «работы», как правило, всегда одна: ТоАЗ авансирует примерно две трети стоимости подряда, но никаких работ по факту почти никогда не ведется, либо они ведутся из рук вон плохо. Это позволяет проводить по документам и оплачивать один и тот же объем работ по многу раз.

Аналогичным образом обстоят дела на ТоАЗе с контрактами на ремонт железнодорожной инфраструктуры. В 2019-2020 гг. ООО «ПСК «Ремпуть», с которым Межеедов нашел общие интересы, выполнило работы стоимостью в 800 млн руб. Но вот только в ремонтах ж-д путей «Ремпуть» не участвовал. Выполнять их приходилось рабочим ТоАЗа, но по указанию Межеедова все оформлялось как выполненные подрядчиком, через него же и выводились деньги.

С 2016 года на ТоАЗе работает схема вывода средств через фиктивные договоры судового фрахта и обслуживания судов, по условиям которых завод почему-то полностью оплачивает круглогодичное содержание судов, вовсе не будучи их владельцем. Через эту схему с ТоАЗа в заграничные офшоры уходят десятки миллионов долларов в год.

«Жемчужина» фиктивных подрядов – проект «Тарсу», который ведется совместно с турецкими партнерами Махлаев. Его Межеедов разработал еще в середине прошлого десятилетия. С турецкой компанией Tarsu турецкого бизнесмена Бюлента Оздемира действует очередной пятилетний контракт на 40 млн евро, по которому она якобы ведет реконструкцию систем водоочистки и водоподготовки на ТоАЗе по якобы передовой технологии американской компании General Electric. Вот только Tarsu – обычная турецкая строительная компания, не имеющая никакого опыта работы с опасными производственными объектами и не обладающая никакими лицензиями от General Electric. А деньги за несуществующие работы по строительству систем водоочистки также идут на зарубежные счета Махлаев.

Под свои «строительные» проекты руководство ТоАЗа также активно нагружает завод зарубежными кредитами. Так, несколько лет назад завод подписал кредитное соглашение с синдикатом банков Commerzbank AG (Цюрих, Швейцария) и Landesbank Baden-Wuerttemberg (Штутгарт, Германия) на сумму 200 млн евро сроком на девять лет на строительство третьего агрегата карбамида на условиях расчетов выручкой от продажи продукции предприятия за все эти годы. Агрегат уже должен быть запущен в 2021 году. Но на сегодняшний момент проектной документации так никто и не видел, строительство так и не продвинулось дальше рытья котлована, работы застопорились в 2019 году. Очевидно, что ничего строить никто изначально на самом деле не собирался, а отягощение ТоАЗа бесполезными иностранными кредитами является предлогом для невозврата экспортной выручки. А сам кредит с процентами лег дополнительным тяжким грузом на «Тольяттиазот».

Важным каналом вывода прибыли для Межеедова является ПАО «Трансаммиак», контролируемый через систему офшоров все теми же Махлаями. Оно владеет российским 1400-километровым участком трубопровода «Тольятти-Одесса», по которому тоазовский аммиак отправляется на экспорт. Трубопровод позволяет как угодно управлять объемом выводимой с завода прибыли, так как финансовые расчеты между ТоАЗом и «Трансаммиаком» представляют собой расчеты Махлаев с самими собой.

Огромное поле для афер Межеедову представляют контракты на закупку оборудования и запчастей для ТоАЗа. В этой схеме используется принадлежащая Сергею Махлаю и его жене Ирине компания AM&JH Industrial Services Ltd., зарегистрированная в США. Вместо продукции сертифицированных мировых производителей на завод под видом качественного оборудования и комплектующих поставляется китайская контрафактная продукция. Более того, на таможнях США и ЕС это оборудование оформляется как металлолом и проходит по документам в тоннах, за которое уплачиваются соответствующие низкие пошлины, а при приближении к ТоАЗу металлолом внезапно превращается в дорогостоящее оборудование, за которое завод расплачивается втридорога и получает непригодную продукцию. За последние несколько лет оборот таких поставок на тольяттинские предприятия Махлаев составил около $50 млн.

Как видим, хозяйство у Дмитрия Межеедова огромное, и занят он не нуждами производственного гиганта, а реализацией масштабной схемы незаконного вывода средств с «Тольяттиазота». При этом объемы ежегодного вывода денег растут тем быстрее, чем ближе надвигается для Махлаев и Межеедова неизбежная расплата за свои деяния. Поэтому главная задача Дмитрия Межеедова – выкачать с завода как можно больше денег и успеть распихать их по многочисленным зарубежным офшорам до того, как правоохранительные органы окончательно пресекут эту преступную деятельность.

А то, что следственные и правоохранительные органы всерьез взялись за Межеедова, он хорошо знает, так сказать, из первых рук. С 31 марта по 2 апреля в его офисе и личном коттедже при поддержке ОМОНа прошли обыски. Наверняка следственные материалы в отношении Межеедова пополнились новыми доказательствами его преступных деяний. Все это заставляет предположить, что Межеедов станет «следущим» и в ближайшее время может составить компанию Александру Попову, арестованному как соучастник Махлаев по целой серии уголовных дел.

0

Оставить Комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Максимальный размер загружаемого файла: 6 МБ.
Вы можете загружать: изображение, аудио, видео, документ, электронная таблица, интерактивный, текст, архив, другое.
Ссылки на YouTube, Facebook, Twitter и другие сервисы, вставленные в текст комментария, будут автоматически встраиваться.