С ТоАЗа пытаются вывести 40 млн евро через систему водоочистки


В последнее время СМИ много писали о многочисленных каналах незаконного вывода средств с «Тольяттиазота». Это продажа продукции по заниженным ценам, договора фиктивных стройподрядов, контракты на фрахт и обслуживание судов, ремонт железнодорожной инфраструктуры, поставки на завод оборудования по существенно завышенным ценам. И вот недавно стало известно о еще одном таком канале вывода денег.

С ТоАЗа пытаются вывести 40 млн евро через систему водоочистки

Согласно поступающей с «Тольяттиазота» информации, готовится к подписанию очередной пятилетний контракт с турецкой компанией «Тарсу» на проведение реконструкции систем водоочистки предприятия, стоимость которого может составить от 30 млн до 40 млн евро. Как и предыдущий, новый контракт является каналом прямого нелегального вывода денег с ТоАЗа.

Самое интересное, что 70% от суммы договора в настоящее время готовится к оплате в виде аванса без всякого обеспечения.

В общем и целом «Тарсу» – это одна из крупнейших афер в богатой на такие «рекорды» истории ограбления ТоАЗа. Правоохранительные органы несколько лет назад выявили схему нелегального вывода прибыли ТоАЗа в офшоры путем трансфертного ценообразования, за которую владельцы завода Владимир и Сергей Махлаи в прошлом году были заочно приговорены к реальным срокам заключения. И перед скрывающимися за рубежом хозяевами завода остро встал вопрос о поиске альтернативных каналов вывода средств. Одним из основных таких каналов и стал проект «Тарсу», уже позволивший Махлаям и их подельникам вывести миллионы долларов за границу под прикрытием фиктивных строительных подрядов. Деньги проходят через турецкие банки, откуда переправляются в швейцарские офшоры хозяев ТоАЗа.

Схему работы «Тарсу» разработали в 2014-2015 гг. топ-менеджеры ТоАЗа Дмитрий Межеедов (ныне – гендиректор ТоАЗа) и Виктор Казачков вместе с турецкими партнерами – Бюлентом Эздемиром, которому вместе с соотечественником Сезой Мехметом Корношором принадлежит российская компания «МСА-Строй».

Детали проекта обсуждались во время визита делегации ЗАО «Корпорация Тольяттиазот» в Стамбул в октябре 2014 г. Официально целью проекта «Тарсу» являлись «инженерные изыскания для реконструкции систем водоподготовки и водоснабжения производства карбамида (опасный производственный объект) и систем водоочистки в цехе №15 (очистные сооружения)», а также реконструкция этих объектов.

Сама компания Tarsu, зарегистрированная в 1977 г. в Стамбуле, являлась обычной строительной компанией, никак не связанной с технологическими инновациями и не имевшей в этой сфере ни опыта, ни собственных разработок, ни лицензий. Tarsu традиционно занималась работами в жилых домах и никогда не проводила реконструкций ни на химических предприятиях, ни на опасных производственных объектах в принципе.

Несмотря на это, Сергей Махлай утвердил эту фирму как исполнителя проекта реконструкции систем водоочистки и водоснабжения. Источники на ТоАЗе сообщали, что турецкая сторона позиционировала «Тарсу» как компанию-посредника для передачи эксклюзивной технологии американской корпорации General Electric в области систем водоподготовки, водоочистки и водоснабжения. Но технические специалисты отрасли прекрасно знают, что никаких лицензий GE компании «Тарсу» не передавала и вообще едва ли знает о ее существовании. Рассмотрев коммерческое предложение «Тарсу», бывший главный теплотехник ТоАЗа А.В. Поддубский открыто усомнился в эксклюзивности технологии, исключил компанию GE из предполагаемых лицензиаров и негативно охарактеризовал перспективы реализации проекта. За это Поддубский в 2017 г. был уволен.

Для исполнения заключенного с турками контракта был нанят новый главный теплотехник А.В. Симонов, ранее работавший на предприятии «Синтезкаучук». Симонов впоследствии также был снят с этой должности, однако курировать проект его все же заставили.

У прежнего контракта с «Тарсу», сообщают источники на заводе, было секретное приложение, по которому стоимость контракта превысила 1 млрд. рублей. Контракт включал в себя изыскательские работы, разработку проектной документации, экспертизу промышленной безопасности проекта и строительно-монтажные работы. Реализация проекта пересекалась с работой аффилированных с Бюлентом Эздемиром компаний «МСА Строй» и «Интеркон».

Сотрудники производственно-технической и строительной служб ТоАЗа отмечали, что объемы выполнения работ в большинстве случаев были фиктивными, а те, что делались, отличались очень низким качеством и не выполнялись в срок. Никаких передовых технологий, доступ к которым был заявлен как официальная цель проекта, не применялось. А.В. Поддубский говорил, что используются морально устаревшие турецкие технологии очистки бытовых (а вовсе не химических) стоков, несовместимые с очистными сооружениями на производстве карбамида. Тем не менее, из 8,4 млн евро, которые тольяттинское предприятие должно было заплатить за «проект и оборудование от General Electric», почти 2,5 млн евро уже оплачено.

По информации сотрудников ТоАЗа, в конце 2019 г. Бюлент Эздемир и Эмре Шапчи дважды летали в Лондон на встречи с Сергеем Махлаем, который предложил турецким партнерам заключить дополнительное соглашение с ТоАЗом на продолжение работ по реконструкции систем водоснабжения, водоподготовки и водоочистки с 2020 по 2025 г. Речь также шла об участии турецких партнеров в течение этих пяти лет в работах в портах Тамани и Одессы в рамках контрактов на фрахт и продолжении работ на втором этапе проекта «Тарсу». Очевидно, контракты по второму этапу сейчас и готовятся к подписанию.

Таким образом, хищения с ТоАЗа продолжаются, причем чем дальше, тем более масштабными объемами, что говорит об отчаянии Махлая в попытке успеть урвать себе как можно больше. Это подтверждают и попытки перепрятать украденные у ТоАЗа активы через намеренное банкротство ООО «Томет», на который записаны агрегат аммиака № 7 и все производство метанола.

Но все же похищенные на ТоАЗе миллиарды рублей в конце концов Махлаю придется вернуть и грабить завод вечно не получится. Следственный комитет РФ в настоящее время расследует возбужденное в марте этого года новое уголовное дело о хищениях на заводе в 2012 и последующие годы, что говорит о том, что правоохранительные органы всерьез взялись за наведение порядка на «Тольяттиазоте».

Согласно российскому законодательству, описанные действия, связанные с незаконным выводом средств ТоАЗа, подпадают под действие Уголовного кодекса РФ – ч. 4 ст. 159 УК РФ – мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Таким образом, есть все основания полагать, что в скором времени в отношении Межеевова, Казачкова и их турецких партнеров из «Тарсу» будет возбуждено новое уголовное дело.

0