Пожар в ГУВД Самарской области 22 года назад: кому это было выгодно


В Самаре 10 февраля по традиции вспоминают милиционеров, погибших в страшном пожаре в здании областного ГУВД. Пожар начался вечером 10 февраля 1999 года. Поскольку здание было построено еще в 30-х годах, огонь распространился мгновенно, и его смогли потушить лишь на следующие сутки. В результате погибли 57 сотрудников милиции, около 200 сотрудников получили увечья различной степени тяжести.

Пожар в ГУВД Самарской области 22 года назад: кому это было выгодно

Что касается причин трагедии, то единого мнения на этот счет нет до сих пор. Согласно официальной версии, пожар начался с брошенного кем-то в урну непотушенного окурка. Однако впоследствии эксперты-криминалисты выяснили, что возгорание, судя по всему, началось в нескольких точках одновременно. Это однозначно указывает на поджог.

Не стоит забывать о том, в какую эпоху происходили те события. После распада СССР Тольятти, а вместе с ним и весь регион, быстро превратились из автомобильной столицы России в криминальную. Огромные заводы рвали на куски различные преступные группировки и банды. А на принципиальных и неподкупных сотрудников милиции, которые пытались встать на пути всего этого, как легендарный глава тольяттинского уголовного розыска Дмитрий Огородников, была развернута настоящая охота.

И в этом свете уж слишком удобным для самарско-тольяттинской мафии выглядит тот факт, что при пожаре в здании ГУВД погибли не только милиционеры, но и сгорели архивы уголовных дел, материалы оперативной разработки и другие документы, связанные с деятельностью преступных групп, захвативших АвтоВАЗ и «Тольяттиазот». И если уже через шесть лет АвтоВАЗ ценой беспрецедентных усилий в целом удалось очистить от криминала, группировка Владимира Махлая закрепилась на ТоАЗе надолго и держит завод под контролем и по сей день.

В Самарской области к моменту пожара методы работы Махлая не были секретом ни для журналистов, ни для правоохранительных органов. В отличие от других «авторитетных» людей Самарской области того времени, Махлай начинал не с рэкета на рынке. Еще во времена СССР он был назначен директором ТоАЗа, а в годы приватизации смог воспользоваться этим, прибрав к рукам гигантский завод по схеме, разработанной для малых фирм. Обеспечившие это чиновники затем долго заседали в совете директоров ТоАЗа, а кто-то даже впоследствии убежал вместе с Махлаем в Лондон.

В 1998 году в «Российской газете» вышла разоблачительная статья под названием «Афера», в которой детально рассказывалось, как Махлай реализует незаконные схемы по выводу выручки ТоАЗа за рубеж. Тогда же Махлай познакомился с другим будущим беглым олигархом Борисом Березовским, с которым сдружился и многому у него научился.

При этом добиваться своего Махлай умел. Если не получалось уговорами, в ход шли угрозы и шантаж. Так, например, Махлай заставил рабочих ТоАЗа расстаться с большей частью акций, которые отошли им по условиям приватизации. Располагая практически неограниченными финансовыми ресурсами, Махлай и его подельники долгое время могли позволить себе покупать судей, следователей, прокуроров и других чиновников, разваливать и закрывать уголовные дела.

Но и этим их арсенал не исчерпывался. В некоторых случаях Махлай предпочитал не церемониться и просто давал команду «убрать» одной из многочисленных сновавших вокруг ТоАЗа банд. Такая судьба постигла любовницу Махлая Елену Поваляеву, у которой владелец ТоАЗа хранил дома важные документы, касающиеся структуры владения предприятием. Убийство осталось бы нераскрытым, если бы более 10 лет спустя в нем не сознался один из сидящих в тюрьме членов печально известной в Тольятти банды «Фантомасы».

Кто бы ни устроил тогда пожар в Самарском ГУВД, одно не вызывает сомнения: никто не выиграл от него больше, чем группировка Махлая. ТоАЗ по-прежнему контролируется Махлаем и его сообщниками. Пожар уничтожил все материалы по незаконной приватизации ТоАЗа и его экспортного трубопровода «Трансаммиак», а также по незаконному выводу прибыли предприятия в офшоры путем трансфертного ценообразования на продукцию.

Особенно примечательно, что незадолго до пожара в ГУВД и в самый разгар расследования по ТоАЗу Владимир Махлай скоропостижно «заболел» и слег в больницу. «Выздоровел» он также внезапно, как только выяснилось, что все документы, касающиеся его отношений с Борисом Березовским, сгорели. Как и собранные самарскими оперативниками доказательства хищений на ТоАЗе. В 2018 году связь Махлая с Березовским всплыла в скандальном уголовном деле экс-главы службы безопасности ТоАЗа Олега Антошина и бывшего начальника службы безопасности Березовского Сергея Соколова.

В течение более чем 10 лет после трагедии в самарском ГУВД почти все попытки привлечь Махлаев к уголовной ответственности оканчивались провалом. Все, о чем уже было известно правоохранительным органам в 90-е, из-за пожара пришлось расследовать заново в 2010-е. Лишь в 2019 году, после пятилетнего расследования и полутора лет судебного следствия скрывающийся за рубежом Владимир Махлай, его сын Сергей Махлай и трое их сообщников были заочно признаны виновными в хищении у ТоАЗа и его акционеров 87 млрд руб. и приговорены к реальным тюремным срокам.

Сегодня против Махлаев также активно расследуются уголовные дела по факту неуплаты налогов в особо крупном размере (ч. 2 ст. 199 УК РФ), создания организованного преступного сообщества и участия в нем (ч. 3 ст. 210 УК РФ) и дачи взятки (ст. 291 УК РФ) членам Верховного суда РФ. Именно обвинительный приговор по делу о мошенничестве стал для Махлаев концом эпохи коррупции и безнаказанности. Он стал возможным благодаря беспрецедентным мерам, принятым руководством страны по подавлению коррупции и организованной преступности. Но страшная рана, нанесенная региону тем ужасным пожаром в здании главка, затянется лишь тогда, когда с организованным криминалом в Самарской области будет покончено окончательно.

0