Осевший в США с американским паспортом еще в 1990-е Сергей Махлай внезапно вспомнил о Родине на фоне поражений криминального спрута «Тольяттиазота»


Основной владелец ПАО «Тольяттиазот» Сергей Махлай (на фото), в прошлом году заочно осужденный за хищение у завода 84 млрд руб. и с тех пор скрывающийся за рубежом, выступил с редким интервью в российской прессе. После его прочтения неясным остается одно: Махлай надеется сойти за невменяемого или просто принимает всю российскую общественность за полных идиотов?
Осевший в США с американским паспортом еще в 1990-е Сергей Махлай внезапно вспомнил о Родине на фоне поражений криминального спрута "Тольяттиазота"
Хотя с иллюстрации к интервью Махлай смотрит на читателя «честными» глазами, будто бы говорящими «верь мне!», первая же его фраза не может вызвать никакой реакции, кроме «да ладно?». Махлай на голубом глазу уверяет, что собственником ТоАЗа он не является, а лишь был уполномочен представлять интересы неких таинственных «акционеров». То есть, суд и следствие-то грешным делом решили, что это офшоры представляют интересы Махлая и его партнеров, являясь номинальными держателями контрольного пакета акций ТоАЗа, а Махлай уверяет, что все наоборот – это он представляет интересы офшоров! Невиданный случай в корпоративной практике. Значит, и 84 млрд руб. с ТоАЗа тоже вывели какие-то непонятные офшоры, с них и спрашивайте. Такое поведение обычно характерно для детей, которые на вопрос о том, кто разбил тарелку, склонны говорить, что «это был какой-то другой мальчик». Но Сергею Махлаю-то уже пошел шестой десяток. Стыдно.

Казалось бы, на этом интервью можно было бы и завершить, но журналист продолжает задавать вопросы, а Махлай не сбавляет оборотов и снова шокирует наглым и неприкрытым враньем. Якобы из России его выдворила компания «Уралхим», миноритарный акционер ТоАЗа. Однако на сайте в биографической справке Махлая говорилось о том, что в США он перебрался на ПМЖ еще в 1994 г., когда до создания «Уралхима» еще оставалось 13 лет. Иными словами, обвинения в духе «они лишили меня Родины» рассчитаны исключительно на незнакомых с ситуацией вокруг ТоАЗа людей. А знакомые с этой ситуацией прекрасно знают, что Махлай стал американским гражданином задолго до возбуждения уголовного дела против него и даже имеет несколько паспортов на разные имена – Serge Makligh и George Mack.

Махлай говорит много, но гораздо важнее то, о чем он молчит. Дальше Махлай напирает на то, что ТоАЗ является одним из крупнейших налогоплательщиков Самарской области. Но вот о чем он упомянуть «забыл», так это о том, что налоги с ТоАЗа приходится взыскивать через суд, и лишь за 2009-2013 гг. сумма взысканных с предприятия недоплаченных налогов составила 3 млрд руб. Каждый раз ТоАЗ отчаянно сопротивлялся доначислению и правоту налоговиков приходилось подтверждать всем судебным инстанциям в каждом отдельном случае. Еще один немаловажный факт, не упомянутый Махлаем – следствие обнаружило, что пять лет назад глава принадлежащего Махлаю Тольяттихимбанка Попов пытался дать взятку в $1,2 млн судьям Верховного суда РФ за отмену решения о доначислении ТоАЗу 161 млн руб. налогов за 2010 г.

Махлай с энтузиазмом рассказывает о масштабных «инвестиционных программах», якобы реализуемых на ТоАЗе – $300 млн в терминал в Тамани, 39 млрд руб. до 2029 г. в развитие завода. Но так называемые «инвестпрограммы» ТоАЗа как раз недавно были самым тщательным образом препарированы в российских СМИ. И оказалось, что все эти «стройки века» – не более чем очередные каналы вывода средств предприятия в офшоры. История с незаконной стройкой в Тамани тянется уже почти 20 лет и не имеет шансов закончиться для завода ничем, кроме новых убытков. Работы в порту не ведутся уже много лет, по решению суда большинство построек подлежит сносу и передаче в собственность администрации Краснодарского края. Миллиарды рублей выводятся с завода через фиктивные стройподряды, закупку устаревших турецких технологий очистки бытовых стоков под видом «передовой американской технологии для химических предприятий», ремонт железнодорожных путей. На все это выделяются миллиарды, но уходят они на подставные фирмы, а ситуация с техническим состоянием ТоАЗа становится все более плачевной. В 2020 году на заводе произошло уже несколько групповых несчастных случаев с человеческими жертвами.

Когда Махлай говорит о том, что «Тольяттиазот», признанный судом потерпевшим по делу о мошенничестве, таковым себя не признает, это заставляет вспомнить ситуацию, которая, наверное, есть примерно в половине всех остросюжетных криминальных триллеров: когда в комнате звонит телефон, а преступник говорит заложнику: «Возьми трубку и скажи, что все в порядке». И ТоАЗ скажет, что все в порядке, ведь от его имени говорят сам Сергей Махлай и нанятый им генеральный директор ТоАЗа Дмитрий Межеедов, получающий от своего хозяина более 72 млн руб. в год только официально.

Махлай, отрицая факты хищений, задается риторическим вопросом: «как владелец бизнеса может украсть сам у себя?». Тут ему надо разобраться с самим собой и со своей легендой, весь в начале интервью он говорит буквально следующее: «Мазепин и команда всегда воспринимали меня как собственника завода. Я им не являюсь».

Во всяком случае, заявление о том, что у самого себя украсть невозможно, Махлай делает, как будто он безраздельный и единственный владелец ПАО «Тольяттиазот». Но у завода есть и другие акционеры, которые также имеют право на долю прибыли предприятия, в то время как Махлай вместе с подельниками похищают часть прибыли и выводят ее в офшоры, обманывая других акционеров. Основные владельцы ТоАЗа ответственны также за значительное снижение стоимости активов «Тольяттиазота» путем нелегального вывода их с баланса завода на подконтрольные им же офшоры. Крадет Махлай и у государства, которому приходится взыскивать утаенные налоги через суд.

Решения российских судов находящемуся в бегах Махлаю не нравятся. Поэтому он грозится подать против России иск в Европейский суд по правам человека. При этом Махлай явно лицемерит, когда заявляет, что ему-де не хочется муссировать международную составляющую спора. С самого начала в этом деле не было никакой политической составляющей, ее как раз привносят Махлай с подельниками, пытаясь сойти за притесняемых «политических беженцев».

Махлай уже хвастается победами в иностранных судах, которых на самом деле нет. Он обратился с исками против «Уралхима», а также его владельца Дмитрия Мазепина в суды Ирландии и США. Но там его ждало жестокое разочарование: суд в Ирландии провел лишь предварительные заседания и уже четыре года не может принять решение о том, подлежит ли дело рассмотрению в его юрисдикции, и иск от махлаевских офшоров рассматривать по существу даже не начал. А в судах США «Уралхим» получил документы, проливающие свет на ранее неизвестные обстоятельства афер Махлая. В частности, американские суды раскрыли информацию о том, что офшорная американская фирма Махлая Lawton Lane Chemical в течение нескольких лет получала многомиллионные денежные переводы от швейцарского дистрибьютора продукции ТоАЗа – Nitrochem Distrubutions AG. В американском суде, кстати, фирма Махлая наотрез отказалась объяснять происхождение этих денег.

Поэтому в этой связи особенно комичными выглядят угрозы Махлая применить к акционерам ТоАЗа закон RICO (The Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, RICO Act) – закон о рэкетированных и коррумпированных организациях. Учитывая длинный шлейф коррупционных и других преступлений, тянущихся за Махлаем, подходящим «клиентом» для RICO как раз-таки выглядит он сам. Вдобавок Махлай, похоже, уклоняется от уплаты налогов и в США, поскольку зарегистрировал свои американские компании на Карибских офшорах, и доходы, получаемые им от ТоАЗа, не декларирует. И документы, которые сейчас получают через суд миноритарные акционеры ТоАЗа, это подтверждают. США известны тем, что поступают с коррупционерами и неплательщиками налогов довольно строго.

Иными словами, Сергей Махлай в своем интервью пытался предстать респектабельным бизнесменом, который «оказался не в том месте и не в то время». Но куда больше он похож на водителя, свернувшего не туда и удивляющегося, а что это все вдруг «выехали на встречную». Что бы он там ни говорил, инвестиционному климату России и ее международной репутации вредят такие, как он, потому что они тянут страну и ее экономику обратно в 90-е. Но в России это время давно прошло и уже даже на Западе многим надоели беглые олигархи из России и их отмытыми деньгами уже начинают брезговать. А потому какие бы удивительные истории Махлай ни придумал в свое оправдание, наказание в том или ином виде все равно настигнет его, а похищенное придется вернуть.

Совсем недавно, 26 августа 2020 года, президент РФ Владимир Путин так высказался в отношении другой компании, очень похожей на ситуацию с ТоАЗом: «В Башкирской содовой компании контрольный пакет принадлежит частным лицам. Деньги, заработанные компанией, практически в развитие не инвестируются, в регионе не остаются… Где деньги? Известно, где – в офшорах», – сказал президент на совещании с членами правительства. – «Не похоже, что целью акционеров сегодня является долгосрочное развитие этой компании, похоже на другое – на выкачивание средств любой ценой и в как можно большем объеме». Глава государства поручил правительству РФ и генпрокуратуре детально разобраться в ситуации вокруг БСК.

Это ярко свидетельствует о том, что проблема незаконного вывода денег, заработанных на российских предприятиях, в иностранные офшоры привлекла к себе внимание на самых верхних эшелонах власти. Нет сомнений, что тренд на борьбу с незаконным обогащением живущих за рубежом акционеров за счет работающих в России предприятий и их трудовых коллективов будет развиваться и далее.
_____________________________________
«Аргументы недели«

0