Двое рабочих «Тольяттиазота» погибли на продолжающем работать вопреки решению суда объекте


На ПАО «Тольяттиазот» 12 апреля произошел очередной групповой несчастный случай со смертельным исходом. При проведении работ по гумированию емкости щелочи в цехе № 63 тяжелые ожоги получили двое рабочих. Один скончался на месте при оказании медицинской помощи, другой умер два дня спустя в реанимации, куда был доставлен с ожогами более 50% тела.

Двое рабочих "Тольяттиазота" погибли на продолжающем работать вопреки решению суда объекте

Групповые несчастные случаи с гибелью рабочих превращаются в угрожающую тенденцию на предприятии. Ведь это третий подобный случай за полтора года и уже второй за последние три недели. Напомним, что 27 марта в результате обрушения котлована на строительстве третьего агрегата карбамида трое рабочих оказались под завалами. Одного из них вовремя спасти так и не удалось. А 15 октября 2018 г. при выполнении работ на колонне агрегата аммиака № 3 от отравления азотом погиб старший механик.

Все эти трагедии – следствие тотальной некомпетентности и чудовищного пренебрежения правилами промышленной безопасности и охраны труда со стороны руководства завода. На ТоАЗе нет даже ни одного ответственного руководителя, который был бы аттестован по конкретным разделам этих правил. Генеральный директор Дмитрий Межеедов озабочен лишь выполнением планов по выводу прибыли за рубеж на счета его основных владельцев – семейства Махлаев, члены которого вместе с подельниками в прошлом году были осуждены Комсомольским судом Тольятти за хищение у собственного завода 77 млрд руб. При этом местное Средне-Поволжское управление Ростехнадзора предпочитает не вмешиваться и делать вид, что вся эта череда смертельных случаев надзорного органа никак не касается. Нет никаких сомнений, что генеральный директор ТоАЗа Дмитрий Межеедов опять попытается замолчать трагедию и замять дело, обвинив в несчастном случае самих рабочих.

Что же произошло 12 апреля? Согласно поступившей с ТоАЗа информации, в цех № 63 была доставлена демонтированная стационарная емкость для хранения щелочи, которая долгое время использовалась в цехе межцеховых коммуникаций (МЦК) № 16. Работники цеха № 63 службы главного механика в воскресенье, 12 апреля, проводили работы по гумированию (восстановлению) емкости.

Щелочь – достаточно агрессивное вещество с высокой коррозионной способностью, а ее высохшие остатки – крайне горючее вещество. Линия щелочи должна была быть выведена из эксплуатации еще в феврале, после того как Комсомольский районный суд Тольятти 16 января вынес решение об остановке опасного производственного объекта (ОПО) «склад сырьевой кислоты и щелочи». Причина – крайняя изношенность этого оборудования, по мнению суда угрожающая жизни и здоровью людей, создающая опасность крупномасштабной аварии. Решение суда стало следствием шокирующих результатов внеплановой проверки, которую осенью 2019 года провели сотрудники центрального аппарата Ростехнадзора. На ТоАЗе было выявлено 360 грубейших нарушений промбезопасности и охраны труда. Многие из них даже в отдельности могли привести не то что к несчастным случаям и авариям, а к полномасштабной техногенной катастрофе.

Но руководители ТоАЗа различными способами помешали исполнению судебного решения об остановке опасного производственного объекта. И это – при полном попустительстве со стороны местного Ростехнадзора и областной администрации.

И вот – печальный результат. А ведь период временной остановки ОПО на 40 суток по решению суда можно было использовать на полноценный капитальный ремонт трубопроводов, емкостей, замену запорной регулирующей арматуры.

Но генеральный директор Дмитрий Межеедов решает другие, более важные задачи – побить производственный рекорд 2019 г. в 3 млн тонн аммиака. Остановка оборудования, тем более на 40 суток, в планы руководства совершенно не вписывается. На практике это означает, что о полноценных капитальных ремонтах и экспертизах промышленной безопасности можно забыть. Естественно, ни о какой охране труда и промышленной безопасности речь не идет в принципе.

В начале апреля 2020 года на крайне непродолжительное время – всего на неделю был остановлен цех аммиака № 3. Опытные технологи-аммиачники прекрасно понимают, какой может быть причина внезапной остановки агрегата – только устранение серьезной неполадки. За сутки работы агрегат аммиака производит в среднем продукции на сумму более 30 млн руб., или свыше 0,4 млн долл. США. Недельная остановка – это потеря 210 млн руб. или 2,8 млн долл. США.

Чтобы не терять прибыль, руководство завода бросило все силы специалистов на выполнение срочного ремонта. Поэтому емкость щелочи рабочим цеха № 63 пришлось гумировать в выходной день – воскресенье.

Будем надеяться, что все подробности трагедии выяснят следственные органы. Но уже сейчас она порождает массу вопросов к руководству завода и, в первую очередь, к Дмитрию Межеедову.

Кто принял решение о демонтаже емкости? Кто принял решение о ее восстановлении? Каковы причины проведения работ? Почему не заказали, не приобрели новую готовую емкость? Было ли проведено обследование емкости на забор остатков продуктов? Был ли выполнен лабораторный контроль среды в емкости на содержание газов? Ведь превышение содержания того или иного газа может привести к пожару или взрыву. Был ли открыт, согласован, утвержден (если да, то кем?) наряд-допуск на проведение газоопасной работы? Аттестованы ли по специальным статьям промышленной безопасности подписанты? Было ли надлежащим образом подготовлено рабочее место? Работала ли вентиляция и где располагался вентилятор? Присутствовал ли руководитель работ, мастер? Газоопасные работы получили свое название не просто так – они требуют соблюдения строгих мер безопасности, серьезной подготовки и обеспечения персонала средствами индивидуальной защиты.

Надо отдать должное рабочим ТоАЗа – хотя руководство завода явно не позаботилось об их безопасности, они до последнего боролись за жизнь. После возникновения пожара они находились в сознании и смогли покинуть емкость, несмотря на тяжелейшие ожоги. Пострадавших могло быть и больше. Один скончался на месте, за жизнь другого врачи боролись двое суток. Но 14 апреля поступило известие о том, что в больнице в результате ожогов более 50% тела скончался и второй рабочий. Ему было 30 лет.

В день инцидента ни гендиректор ТоАЗа Дмитрий Межеедов, ни кто-то из его заместителей так и не появились на заводе. Комиссия по расследованию инцидента на данный момент не создана, подключена только трудинспекция, которая проверяет соблюдение правил промбезопасности и охраны труда.

Судя по отзывам работников, руководители цеха № 63 – опытные и грамотные люди, довольно давно занимаются сложными работами. Но организация работ в выходные дни имеет существенный недостаток – контроль за соблюдением норм промышленной безопасности и охраны труда, с которым на ТоАЗе и в будни далеко не все в порядке, ослабевает еще больше.

Предотвратить трагедию могла бы эффективная система управления промбезопасностью и охраной труда. Но количество дисквалифицированных по решению суда руководителей ТоАЗа говорит о практически полном отсутствии на заводе такой системы.

Вернемся на две с половиной недели назад, когда при обрушении котлована на площадке строительства третьего агрегата карбамида погиб рабочий субподрядной организации.

План производства работ (ППР) на рытье котлована под фундамент начал разрабатываться месяц назад. За основу был взят ППР, подготовленный более двух лет назад. Состояние промышленной площадки с тех пор уже изменилось.

Поскольку представленный в дирекции по строительству ТоАЗа ППР был очевидно безграмотным, часть работников отказалась от его согласования, что послужило основанием для их увольнения. Неофициально сотрудники дирекции говорили о недопустимости проведения работ по подготовке площадки под строительство новой гранбашни по причине грубейших нарушений в организации и технологии земляных работ.

Выявленные существенные отклонения от строительных норм и правил при проведении подготовительных, земляных работ должны были исключить дальнейшее проведение фундаментных работ и возведение технологических зданий, сооружений и конструкций.

Документ разрабатывали сотрудники компаний «Самсё Рус» и «Казале Проджект». Ни одна, ни другая организация не располагала квалифицированными специалистами для подготовки ППР.

Однако факт привлечения к строительству на территории опасного производственного объекта непрофильных и неквалифицированных специалистов, не имеющих официальной аттестации, не вызвал никаких вопросов у инспекторов Средне-Поволжского управления Ростехнадзора, в том числе ответственных за строительный надзор.

Строительным надзором на объекте вроде бы должна была заниматься подставная фирма ООО «ТМС РУС», печально известная подготовкой фиктивных заключений экспертизы промбезопасности на заводское оборудование. Но рабочие подрядных организаций в глаза не видели никаких специалистов «ТМС РУС», которые должны были обеспечить надзор.

7 августа 2019 года «Тольяттиазот» разместил на информационном портале оптимистичный материал «Третий карбамид – строим будущее». О том, какой ценой дается это строительство, мы, к сожалению, ясно видим. Но гибель людей – это верхушка айсберга, а к тому, по какой причине это происходит, с какими нарушениями ведется строительство, и кто несет за все это ответственность, мы еще вернемся.

Сколько еще людей должно погибнуть из-за вопиющей халатности руководства ТоАЗа и упорного нежелания местного управления Ростехнадзора принимать решительные меры? Именно такие вопросы готовы поставить возмущенные работники «Тольяттиазота» перед правоохранительными органами.

_______________________________________________

«Комитет защиты «Тольяттиазота» от криминала»

0