Что ждет изгнанного с «Томета» гендиректора Чаброва?


В начале марта в тольяттинском ООО «Томет» Арбитражным судом Самарской области была введена процедура конкурсного производства, и полномочия генерального директора «Томета» Владимира Чаброва были прекращены. Еще совсем недавно он считал, что вытянул в жизни счастливый билет: высокая должность, незатруднительные обязанности, ежемесячный доход в размере 5,7 миллионов рублей. А за спиной «старшего товарища» Дмитрия Межеедова, который играет основную роль незаконном в выводе денег с «Тольяттиазота» в махлаевские офшоры, Чабров чувствовал себя более-менее спокойно, помогал ему в этой деятельности и особо не светился.

Что ждет изгнанного с «Томета» гендиректора Чаброва?

Но пришла пора живущим за рубежом Махлаям расплачиваться по счетам, а именно возвращать наворованные миллиарды, которые взыскиваются сейчас судом через ООО «Томет», принадлежащий тем же лицам, что и «Тольяттиазот». Это Сергей и Владимир Махлаи и их швейцарский партнер Эндрю Циви, которые по уголовному делу о мошенничестве в 2019 году заочно получили по 9 лет лишения свободы и приговорены к выплате 87-миллиардного возмещения.

Ставленники и помощники Махлаев в России тоже не могут быть уверенными в том, что имеют иммунитет от уголовного преследования. Возможно, сейчас, второй год сидя в СИЗО, экс-председатель принадлежащего Сергею Махлаю Тольяттихимбанка Александр Попов, отвечавший в группировке за обналичивание и отмывание денег, а также коррумпирование судов и правоохранительных органов, спрашивает себя: а стоило ли оно того?

А недавно прошли обыски дома и в офисе гендиректора ТоАЗа Дмитрия Межеедова, что тоже стало для него явным свидетельством того, что правоохранительные органы взялись за изучение его деятельности, связанной с работой на Махлаев. Вполне возможно, что следующим объектом расследования после Попова и Межеедова может стать Владимир Чабров.

Чтобы понять, какую роль в происходивших в группировке Махлаев процессах играл Чабров, сначала стоит понять, что из себя представляло ООО «Томет» и как оно вообще появилось. Еще много лет назад в «Томет» через сотни мелких сделок вывели наиболее ликвидные активы ТоАЗа. В результате в «Томет», принадлежащий Махлаев Эндрю Циви, практически за бесценок были отданы агрегат аммиака №7 и все производство метанола. Суть аферы состояла в том, что оборудование так и осталось на территории ТоАЗа, завод продолжал нести издержки по ремонту, обслуживанию, обеспечению сырьем выведенного в «Томет» оборудования, а вот прибыль от него получали лишь основные владельцы ТоАЗа – Махлаи и Циви. Сейчас обстоятельства вывода активов ТоАЗа в «Томет» расследуются в рамках уголовного дела по ст. 210 УК – создание преступного сообщества или участие в нем. Подозреваемыми по нему проходят Махлаи, Циви, Попов и другие лица, связанные с ТоАЗом, всего более 10 человек.

И вот несколько лет назад руководить «Тометом» Махлаи назначили Владимира Чаброва. На первый взгляд, выбор странный, так как в технологии химического производства выходец из консалтинга Чабров не разбирался даже на теоретическом уровне, как и его «старший товарищ» Межеедов. Но Махлаи от своих ставленников в России и не требовали производственного опыта, идеальный кандидат должен быть лояльным хозяевам, уметь управляться с финансами и быть не очень щепетильным по отношению к закону. И Чабров не разочаровал Махлаев. От него требовалось ловчить с финансовой отчетностью, выводить средства с «Томета» на офшорные счета Махлаев и поддерживать «взаимовыгодные отношения» с контрольно-надзорными органами. Такую работу он как раз освоил хорошо.

Не секрет, что и ТоАЗ и «Томет» испытывают огромные проблемы с техническим состоянием оборудования, так как деньги с них постоянно выводятся в офшоры через схемы с фиктивными строительными подрядами, а также по многим другим каналам. Если судить по объему выплат, которые идут на ремонты и строительство на ТоАЗе и «Томете», а это сотни миллионов рублей в год, то работа кипит. Но на деле из этих подрядов не выполняется почти ничего, выплаченные подставным компаниям авансы уходят Махлаям. При этом одни и те же объемы работ заказываются и оплачиваются снова и снова. На обоих предприятиях в качестве карманных фирм для вывода средств работают одни и те же компании. Основные объемы денег проходят через ООО «МСА строй» и турецкую «Тарсу», только на ТоАЗе их деятельностью руководит Межеедов, а на «Томете» — Чабров.

Под стать Чаброву и его заместители Александр Бабич и Надежда Лекарева. Их задача никогда не состояла в том, чтобы устранить нарушения, обеспечить выполнение норм промышленной безопасности и охраны труда. Ничего подобного. Они неустанно трудились над тем, чтобы контрольно-надзорные органы закрывали глаза на все нарушения. Бабич и Лекарева – выходцы из тольяттинского межрегионального отдела Средне-Поволжского управления Ростехнадзора, оба были уволены по компрометирующим причинам, но тем не менее оба были приняты на ключевые хорошо оплачиваемые посты в «Томет». Договариваться с бывшими коллегами они умели. В частности, «Томет» был переведен из 1-го класса опасных производственных объектов в 3-й, то есть фактически коррупционным путем обеспечив значительные послабления в режиме обеспечения промышленной безопасности. Долгое время это позволяло Чаброву замалчивать аварии и в целом плачевное техническое состояние предприятия, угрожающее безопасности рабочих и местного населения.

Но по-настоящему проявить себя Чабров смог во время истории с неудавшимся фиктивным банкротством «Томета». Когда Махлаев осудили за мошенничество и суд обратил взыскание ущерба на «Томет», Махлаи решили искусственно обанкротить «Томет», чтобы избежать выплаты компенсации. Как в этой ситуации повел себя Чабров? Сказал, что не допустит уничтожения и разворовывания предприятия, на котором работает около 200 человек? Подал в отставку в знак протеста? Нет, он подыгрывал Махлаям и фактически пошел против интересов предприятия и его трудового коллектива.

Еще с начала 2020 года Чабров перестал платить за поставляемое с ТоАЗа сырье, прекратил рассчитываться с ним за оказываемые услуги. Тем самым «Томет» искусственно нагружался кредиторской задолженностью, которая росла как на дрожжах. В сентябре ТоАЗ по приказу Махлаев подал иск о банкротстве «Томета», а Чабров послушно остановил производство и прекратил выплачивать рабочим зарплату, хотя никаких технических предпосылок к этому не было. Даже когда суд специально снял арест со счетов «Томета» в одном из банков, Чабров все равно отказывался платить рабочим. Зато при Чаброве на «Томете» постоянно росли коммерческие и управленческие расходы. За все эти труды он и получал от Махлаев 5,7 млн рублей в месяц.

В ноябре 2020 года суд ввел на «Томете» процедуру наблюдения и постановил возобновить производство на «Томете». В декабре в ходе пусковых работ на «Томете» с разницей в неделю произошли две одинаковые аварии на трубопроводах, в результате которых вышли из строя оба агрегата метанола. Среди рабочих даже пошли слухи, что Чабров допустил эти аварии не случайно, а чтобы сорвать возобновление производства на «Томете», раз уже искусственно обанкротить предприятие у Махлаев не получилось. Как и всегда, Чабров не просто не предпринял никаких шагов для предотвращения аварий или ликвидации их последствий, но всеми силами старался их скрыть. Запустить производство на втором агрегате метанола на «Томете» удалось лишь после изгнания Чаброва.

Даже такой краткий взгляд на деятельность Владимира Чаброва показывает, что он довольно серьезно втянут в криминальные дела Махлаев. Поэтому очень возможно, что он станет третьим после Попова и Межеедова, кто в самом скором времени переселится из своих роскошных апартаментов в СИЗО.

0